северная маня\маньяна (завтра) (bob_many) wrote,
северная маня\маньяна (завтра)
bob_many

Categories:
Замечательная неделя - раз, два и завтра опять в полет! Просто сил нет и слов нет описать, как прекрасно на воле! =))) Вот маленькая историйка из прошедших майских каникул. В ней нет ничего смешного, хотя я, вспоминая её , все радуюсь. Записываю опять же для памяти. С разрешения участников. *МОИ ДРУЗЬЯ ПОСЛЕ ДОЛГОЙ ЗИМЫ НА ВОЛЕ* хроники майских каникул 2006 г. Одна история.
К В.Г. приехал француз – Жан. Приехал на долго и по каким-то своим делам французским.
И вот В.Г перед праздниками звонит Динке и умоляет – Забери от меня Жана, что хочешь делай, только забери! Я, как полный дурак, уже две недели прихожу после тяжелого рабочего дня, и, вместо того, что б валяться на диване, ночами скачу как блоха на сковородке с этим распроклятым французом. Да ещё и песенки распеваю… Выдав сей образчик загадочности, В.Г. перешел к угрозам - А если ты его не заберешь! а если ты меня не спасешь! – не друг ты мне больше!, и даже не подружка.. знать тебя не желаю! ( все, кто знают В.Г., прекрасно представили этот диалог в его стиле)
Динка, добрая душа, стала думать – куда б француза Жана деть? Думала, думала, и решила к тетушке на дачу. Обзвонила всех подружек, позвала их на подмогу_ иностранного француза развлекать. Позвала и меня. Я ей отвечаю – Дин, я тебя обожаю и люблю, и французы эти – моя самая большая слабость и мечта детства, но никак не могу.
А Динка говорит – Мань, ну хоть отвези нас с ним на дачу! Ты представляешь – он по-русски абсолютно не говорит, и по-английски почти не говорит.. Я спрашиваю – А по-французски хоть говорит? А то может тебе В.Г. бракованного подсовывает? Или может он вообще немой? Как оказалось, я почти угадала…

Динкиной тетушки дача находится за Кащейково, подробности опускаю. Про дачу особый разговор. Дачный поселок начала 50 гг. Профессорский участок в 40 соток, лес на участке и пруд сотки четыре по площади. В пруду можно купаться. И… при этом великолепии абсолютно разваливающийся дом, хотя и просторный, но совершенно дряхлый. Всюду щели, всё скрипит, там подбито, здесь палкой приперто, там веревочкой подвязано. Ну, конечно, не как карточный домик, на ветру не рассыпается, но старая –старая дача.. Чудная старая дача … Правда, холодноватая для майских наших холодов.

И вот подъезжаю я к Динкиному дому 2 ого, нет вроде бы 3 мая. Время – 9 утра. Пока пробок нет в сторону области. Динка какая-то смущенная и нервная.. Я спрашиваю– Что с тобой? В чем дело? Она говорит – Жан пьяный. Совсем пьяный. Я удивилась – А что, французы разве бывают пьяными? Может он чувствует себя плохо? Динка шипит – Угу, Чувствует он себя и вправду отвратительно, невменяемый он полностью. И кивает мне куда-то за плечо. И тут я пригляделась – Опа! а на ступеньках подъезда сидит в клетчатой курточке абсолютно скрюченный человек, уткнувшись носом в колени. Рядом с ним валяется рюкзачок кожаный, а человек храпит. Мдааа…- подумала я с умилением, - устал от впечатлений, иностранец.. И Стали мы с Динкой вещи в машинку таскать.. Узлы с теплыми одеялами,кастрюльками алюминиевыми, обогреватели и пр – ну что с дачи увозят во избежание зимних мародеров, а потом весной обратно возвращают.
Ну вы сами знаете – на мою любимую Муську ( машинка моя, шаха), можно при желание нагрузить больше, чем на грузовик. Привязали на верхний багажник этакий узел гигантский, остальное распихали в салон и в задний багажник.
И в процессе наших хлопот шаткая фигурка поднялась и сильно раскачиваясь двинулась куда-то в сторону кустов. Мы с Динкой заволновались, но фигура сделала ровно три шага и с шумом стала отливать, отвернувшись спиной к дороге, но повернувшись прямо к окну кухни соседки с первого этажа. Мы с Динкой дружно сделали вид, что незнакомы с этим типом, и стали с удвоенной скоростью привязывать узел на верху. Потом французик громко рыгнул, икнул и позвал капризно и нараспев – ВАААСЬИИЯ! ВАААсьььия!( это он подзывал В.Г., видимо)Мы с Диной рискнули подойти и нежно, но настойчиво, подхватив его под руки, повели к машине.
Жан оглядел нас, и вдруг расплывшись страшной перегарной улыбкой (ощущение, что он пил чистый денатурат), выдал что-то типа
– Les belles gentilles! Je veux danser et boire le vin! ( за точность не ручаюсь)
- Ишь ты! - возмутилась Динка,услышав несколько понятных слов - Плясать ему! Вина ему! Алкоголик французский! Мало я с мужем натерпелась, навязали теперь такого же!Я это ещё В.Г. припомню!
Выглядел Жан один в один, как я себе представляла истинного француза – то есть вылитый Паганель Жюль Верна, или Джон Леннон на том портрете, где знаменитый музыкант с длинным хаером и в очках-колесах. Худой, лет под пятьдесят, абсолютно пьяный. Тем не менее мы с Динкой с огромным трудом его удерживали, ибо он сильно раскачивался туда-сюда и норовил сползти вниз. Увидев, что мы хотим его посадить в мою Мусю, Жан начал упираться и кричать
- NON! NON! On ne peut pas! Je ne veux pas! Je n'irai pas là-bas!
Ну его реакция понятна – если вы помните, машинку мне купили что б я научилась водить Ну на три-четыре года. Уже при покупке её было 11 лет, и выглядела она довольно грустно внешне, но ещё весьма бодро внутри. Как сказал Б. – ну зато если ты там её поцарапаешь при парковке и тд – не будет жалко.. Да и вообще – говорили мне мои друзья – если ты научишься на классике водить, то все остальные машины будут раз плюнуть.
Но французу видимо показалось, что мы пытаемся его запихнуть в нечто опасное для жизни.. он взирал на узлы на крыше с ужасом в глазах. Динка, которая вовсе не знала французского, судорожно листала бумажную брошюрку разговорника и по слогам отчетливо прокричала ему в ухо
– Tout nous est bon! D'aller!
После чего мы запихнули француза на сидение рядом со мной и для верности пристегнули ремнем безопасности.. Ремень безопасности у меня в машине ещё не инерционный, а обычный, похож на собачий поводок, поэтому Жан оказался буквально прикручен к креслу.
Мы с Динкой вздохнули, перекрестились и тронулись в путь. На первом же перекрестке, когда я притормозила, кресло с характерным звуком отстегнулось и резко прыгнуло назад. Француз тонко вскрикнул от неожиданности и посмотрел на нас глазами, полными горечи. Я совсем забыла о особенностях моего кресла. У нас оно прозывается Кресло-Катапульта. Мои друзья, которые частенько ездят со мной, уже на полном автомате на всяких поворотах и притормозках наклоняются, и одним незаметным движением возвращают его на место.. Но французу этакие тонкости были недоступны.. поэтому пришлось остановиться, изъять его из машины, вернуть кресло на место, запихнуть Жана обратно.
Когда в третий раз мы остановились для проделывания данной операции, до нас дошло, и мы отсадили Жана на заднее сиденье, где он и прохрапел всю дорогу, периодически доставая из-за пазухи плоскую фляжку, и что-то отхлебывая. Ну, в остальном доехали мы без приключений.
Дороги хорошо просохли и мы легко въехали к Динке на участок. Сад давно не возделывался, яблони сильно повымерзли в разные годы, и осталось всего три из трех десятков на нынешний момент – старых, корявых, как баобабы. Но весь полгектарный участок был покрыт начинающей цвести пролеской http://newlandscape.narod.ru/pr4.htm (небесно-голубые нежные подснежники), проклюнувшимися конусами тюльпанов, и уже отцветающими одичавшими крокусами. Корявые березы и пышнотелые ели, несколько лип. Красота.
Француз удовлетворенно расправил впалую грудь и что-то промурлыкал. мы не стали вникать что.. Потом мы вдвоем с Динкой полчаса открывали ржавые замки, поджигая их газетками, чем вызвали явное удивление иностранца. В доме никто не был с прошлого лета. Затхлость, холод, аромат отсыревших полувековой давности обоев. И защемило сердце от ностальгии. Пожелтевшие фотографии в рамках. Зеркала, покрытые сеткой трещин и созвездиями черных точек. Мебель, натасканная четырьмя поколениями, представляла причудливую смесь антикварной лавки и Тишинского рынка.
Француз, видимо, с трудом понимал куда его привезли – он бродил, задевая разномастную скрипящую мебель, по дому, по-совиному раскрывал глаза и мне кажется, думал, что он в музее - так осторожно он и под разными углами рассматривал обстановку. Жан уже достаточно протрезвел, чтоб передвигаться.
Мы с Динкой стали растапливать печку- этот страшный гибрид буржуйки, камина и голландки. Результат - облака сажи и клубы едкого дыма.
Жан с видом человека, который заплатил за билет хорошие деньги, и хочет в полную насладиться зрелищем, уселся поудобнее в старое кресло в углу, и не отрывая от нас взгляда, прихлебывал из фляжки.. Да, при этом он практически непрерывно подавал реплики. Но, в виду нашего слабого знания французского, мы на них не реагировали.
Вообще, француз напоминал этакую огромную марионетку, непонятную куклу. Отчасти из-за его странных резких и нетрезвых движений, отчасти из-за внешности Белого Рыцаря из Алисы в Зазеркалье.
Когда мы с Динкой потеряли уже было надежду, нам пришло в голову отодвинуть вторую заслонку в трубе и наконец дрова разгорелись. Жан захлопал нам в ладоши. А мы с Динкой от восторга, как в детстве, взялись за руки и закружились в припрыжку.
К великому сожалению, мне надо было покинуть их. Когда я уезжала, в моем сердце запечатлелась эта теплая сказочная картина : в лучах солнца, пробивающихся через ели, Жан развалился на земле на старом ковре, и попеременно то делает глоток из фляжки, то нюхает голубые пролески. Динка выколачивает выбивалкой старое кресло, вытащенное на терраску, а из печной трубы валит черный дым – оказывается в печке были засунуты для просушки ещё в прошлом году калоши. А может быть и резиновые сапоги.
Через полтора часа я была в Москве.. скушной, пыльной. А в два часа кормила обедом домашних. И мне казалось, что все произошедшее случилось много лет назад. С улыбкой.. всем моим дорогим и любимым… Ваша Северная М.
Tags: исторюшки, люди рядом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments